• Главная
  • Статьи
  • Адалет Джабиев: «Исламский мир не имеет суверенитета, потому что не имеет суверенной финансовой системы»

Отвечая на вопросы участников семинара «Формирование исламской экономической среды в России. Практические аспекты», пионер российских исламских финансов назвал одной из проблем функционирования исламской банковской системы необходимость проводить платежи через третьи (европейские и американские) банки, которые могут по своему усмотрению останавливать транзакции. Как отметил эксперт, ни Россия, ни исламский мир не имеют суверенитета, потому что не имеют независимой финансовой системы.

Наши аргументы. Для тех, кто еще не понял

По словам Адалета Джабиева, понимание терминов «исламская экономическая среда», «исламская банковская деятельность» в России в достаточной степени сложилось. Однако, поскольку этими темами все больше интересуются не только специалисты, но и широкий круг населения, необходимо постоянно проводить своеобразный «ликбез», объяснять различия между «обычными» и «исламскими» элементами финансовой системы.

Исламский банкинг – это не попытка обойти запрет на ростовщичество, а принципиально иная система финансовых взаимоотношений, исключающая эксплуатацию человека человеком и направленная на развитие реального сектора экономики. «Основное отличие между так называемым обычным банкингом и так называемым исламским банкингом – это партнерские отношения, когда стороны готовы разделить убытки, потому что рассчитывают разделить прибыль», – говорит А. Джабиев.

Сегодня до двадцати процентов кредитного портфеля российской банковской системы – «плохие» кредиты, то есть такие, которые никогда не будут возвращены. В абсолютных величинах это – миллиарды рублей. «Безнадежных» заемщиков банки постоянно перекредитуют, чтобы имитировать хорошие показатели. В качестве обеспечения кредита в таких случаях используются полуразрушенные объекты недвижимости, оцененные втридорога земельные участки, неликвидное оборудование.

При этом существующая банковская система представляет свою деятельность исключительно как перепродажу денег, то есть не создает реальные активы, а следовательно – и реальную стоимость. Когда «деньги делают деньги», нет смысла тратить усилия на развитие реального сектора. Как отметил эксперт, сегодня, по истечении двух лет после начала кризиса, известно, что вливания средств Центробанка в российскую банковскую систему не ушли в реальную экономику. «То же самое произошло с фондовым рынком: десять миллиардов долларов были брошены в российский фондовый рынок якобы для того, чтобы поддержать его ликвидность, но оказалось – для того, чтобы помочь кому-то выйти из него вовремя, по хорошей цене. То есть опять-таки к реальному сектору это отношения не имеет».

Более того, существующее законодательство так или иначе поощряет те компании, которые не вкладывают в реальный сектор экономики. На сегодняшний день очень сложно создать исламские открытые паевые фонды, которые могли бы вкладывать средства пайщиков внутри России, в том числе в производство халяльной продукции, сети дистрибьюции, – то есть способствовать импортозамещению и обеспечивать суверенность российской экономики.

В силу указанных причин чрезвычайно трудно донести до представителей финансового сообщества необходимость создания экономической системы, соответствующей нормам не только шариата, но и законам всех авраамических религий.

«Если владелец ресторана отказывается от продажи в нем алкоголя, то любой маркетолог ему скажет, что бизнес обречен на провал. Но он [владелец] имеет контраргумент, что есть такое слово как «баракят» (т.е. благословение - прим. ред.), которое является иррациональным. Ислам – не наука рациональных теорий и рациональных действий. Будет ли баракят – знает только Всевышний».

«Кто управляет контентом, тот управляет миром»

Сегодня едва ли не единственным жизнеспособным элементом российской финансовой системы, действующим согласно нормам ислама, можно назвать инвестиционные паевые фонды. В числе наиболее приоритетных отраслей для вложения средств руководитель ИФК «Аш-Шамс Капитал» называет три сектора: 1) создание и развитие халяль-индустрии, сети халяльных производств и системы дистрибьюции; 2) развитие исламских финансовых институтов при помощи консалтинга, содействия в привлечении акционеров, консультирования при разработке продуктового ряда услуг; 3) телекоммуникационные и медиатехнологии. «Я считаю чрезвычайно важным привлечение инвестиций, вложений в исламский контент, – говорит он. – Если вы не создаете свой контент, то вам его навязывают другие. Нам навязывают те или иные образы, модели жизни; этому влиянию особенно подвержена молодежь. Телекомтехнологии развиваются сейчас в направлении передачи не голоса, а контента. То есть контент – всё, голос – ничто. Развитие разных сетевых систем показывает, что тот, кто управляет контентом, тот управляет миром».

По мнению А. Джабиева, необходимо способствовать развитию исламского телевидения или же такого телевидения, по которому не будет транслироваться что-либо противоречащее нормам всех традиционных религий. «Должно быть исламское радио, телекомоператоры, газеты, интернет-порталы. В информационном обществе, в котором мы живем, информационные технологии прежде всего направлены на то, чтобы можно было постоянно проводить хирургические и косметические операции над нашим сознанием. То есть сознание человека виртуализируют, а затем препарируют, как хотят. Да, бизнес должен быть прибыльным, но при этом – социально- и религиозно-этически ориентированным».

Конец и вновь начало

Ни в одном мусульманском государстве современного мира нет полноценной исламской экономической среды и стопроцентно халяльного банкинга.

Как отмечает эксперт, для претворения в жизнь экономической модели, основанной на нормах шариата, мусульмане не должны «вести себя, как члены тайного общества. Уверяю вас, что в этом случае нас назовут заговорщиками, финансистами терроризма и отмывателями денег. Не нужно стесняться диалога».

По мнению эксперта, просвещение в области исламской экономики должно стать частью даавата имамов и всех, кто занят в сфере религиозного образования. Развитие исламской экономики в России связано исключительно с нашей самоидентичностью, самоопределением себя как носителей коранических постулатов. «Рост мусульманского самосознания играет ключевую роль не только с точки зрения спроса на исламские финансовые инструменты, но и с точки зрения ответственности перед своей страной», – заключает А. Джабиев.

Айшат Опиева

Фото: India-Briefing.com

Последние статьи

Популярные статьи

Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь на использование файлов cookies. Мы используем наши и сторонние cookie-файлы, чтобы улучшать качество наших услуг, получать статистические данные, отображать рекламу на основании посещенных страниц, а также обеспечивать взаимодействие с социальными сетями. Здесь вы можете получить более подробную информацию касательно нашей политики использования cookie-файлов и изменения настроек вашего браузера.