bankingЗакрытие европейских и американских финансовых рынков, непрекращающиеся санкционные меры вынуждают российские банки и компании искать новые источники привлечения средств. Разворот на Восток — новый тренд современной экономической политики России. Сейчас он воспринимается в основном как выход на рынки Китая, Гонконга, Сингапура для привлечения капитала. Недавно Центробанк зарегистрировал «Чайна сельскохозяйственный банк» (Чайнасельхозбанк). До сих пор в России работали «дочки» трех китайских банков: Bank of China («Банк Китая (Элос)»), China Construction Bank («Чайна констракшн банк») и Industrial and Commercial Bank of China (ICBC — Торгово­промышленный банк Китая, ТПБК). Китайские деньги сегодня становятся альтернативой западным заимствованиям.

Но, к примеру, «Ак Барс» банк в декабре 2013 года закрыл сделку «мурабаха» на 100 млн долларов. В 2011 году банк уже привлекал подобное синдицированное финансирование в объеме 60 млн долларов. По сути, «Ак Барс» банк показывает один из возможных обходов санкций — выход на рынки исламского кредитования. Однако в целом банкиры довольно скептически оценивают возможности использования исламских финансовых инструментов в Татарстане. Татарстанские же чиновники и специалисты по исламскому банкингу, напротив, не перестают твердить о его огромном неиспользованном потенциале. Кто прав, и станет ли Татарстан российским центром исламского финансирования — это вопросы, на которые пока вряд ли можно ответить со всей определенностью. Но какое­-то движение наметилось: Ассоциация российских банков (АРБ) направила письмо в Центробанк с предложением принять закон «Об исламских финансах», который бы мог регулировать деятельность соответствующих учреждений на территории России. А для того, чтобы они вели свои дела строго по мусульманским принципам, создать при ЦБ шариатский совет, который бы следил за деятельностью таких банков и являлся для них арбитром.

Без низменных чувств

Исламский банкинг представляет собой альтернативное традиционному банковскому делу направление предпринимательской деятельности, функционирующее с соблюдением исламских экономических принципов. Главная особенность продуктов, разработанных с учетом требований мусульман — исключение элементов, запрещенных Исламом и сводом правил жизни мусульманина (шариатом). Речь идет о запрете ссудного процента и ростовщичества (рибы), чрезмерного риска (гарар) и неопределенности (майсир). Кроме того, нельзя вкладывать средства и получать доход от запретных видов деятельности: производства и продажи свинины, алкоголя, оружия, а также индустрии «низменных чувств» — проституции, порнографии, азартных игр.

Все используемые инструменты и сделки в исламском финансовом институте должны получить одобрение шариатского совета. Финансовые институты, предлагающие лишь отдельные исламские продукты, обычно привлекают внешних шариатских советников. Те же банки, которые хотят развивать свою деятельность с учетом положений шариата, создают шариатский совет внутри своей структуры. Кроме того, обычно в тех странах, где приняты специальные законы, определяющие деятельность исламских финансовых институтов (как в области банковского дела, так и страхования и операций на финансовых рынках), шариатский совет действует и в структуре регулятора. Он и является конечной инстанцией, определяющей соответствие того или иного продукта положениям шариата.

В России исламского банкинга в чистом виде не существует. В 1991 году был учрежден банк «Бард Форте», который использовал «исламские экономические технологии ведения банковского дела, не противоречащие банковскому законодательству России». Незадолго до отзыва лицензии банк в мае 2006 года заявлял, что хотел бы начать работать с физическими лицами, опираясь на правила шариата. Но эти планы осуществить не удалось, так как уже в декабре того же года у банка была отозвана лицензия за «грубые нарушения законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов, а также несоблюдения требований предписаний Банка России». Дагестанский банк «Экспресс» выпускал карты, процентный доход по которым перечислялся на благотворительные цели. В итоге продукт был воспринят как соответствующий законам шариата. У этого банка лицензия была отозвана в 2013 году за недостоверную отчетность. О намерении развивать в России и СНГ финансовые услуги, соответствующие канонам шариата, в разное время заявляли «ВТБ Капитал» и Бинбанк, но реализованных сделок у них не случилось.

Почему не работает?

Главный тормоз сделок с исламскими банками в России — ограничения в законах. Согласно Гражданскому кодексу РФ, за пользование кредитом предусмотрена обязательная уплата процентов, а также ответственность за неисполнение денежных обязательств в виде процентов от суммы этих обязательств. Также в статьях 5 и 29 закона «О банках и банковской деятельности» говорится, что проценты — это единственно возможный инструмент приращения средств как кредитной организации, так и ее клиентов. Отдельных корректировок в закон и нормативные акты требует и сделка долевого финансирования — мурабаха. «Чтобы соблюсти все требования ЦБ в плане исламских финансов, нужно, как минимум, создать отдельный банк. Я не уверен, что это тенденция приобретет какие­то существенные размеры. Что касается дальневосточных стран, главный офис Райффайзенбанка находится в центре Европы. Нам пока хватает поддержки оттуда», — считает директор сети операционных офисов Райффайзенбанка в Татарстане Ильдар Рахматуллин.

Его точку зрения поддерживает и председатель правления ООО «Банк «Аверс» Рустам Саяхов. По его словам, сделки с использованием исламских финансов пока очень редки в России: «На моей памяти только две сделки, которые были публично анонсированы. И суммы этих сделок микроскопические относительно всего объема привлечения, который шел с традиционных финансовых рынков — европейского и американского. Поэтому говорить, что исламские финансы — это панацея, абсолютно нельзя. Это не альтернатива». Тем не менее, Татарстан уже восемь лет выстраивает взаимоотношения с различными международными организациями, работающими в области исламских финансов. За это время была создана Татарстанская международная инвестиционная компания, Евразийская лизинговая компания, финансовый дом «Амаль», некоммерческий фонд развития исламского бизнеса и финансов. Можно вспомнить и опыт того же «Ак Барс» банка по исламскому заимствованию, и подписанное в октябре 2013 года соглашение о запуске в Татарстане проекта исламского страхования такафул. Инициатором этого проекта выступает российское отделение страховой компании Allianz — «Альянс Жизнь». Развитие исламского продукта сукук Агентство инвестиционного развития РТ рассматривало в рамках реализации проекта международного инвестиционного технополиса «СМАРТ Сити Казань» (речь шла о сумме в 100 млн долларов). Но привлеченные за несколько лет всеми этими компаниями суммы несопоставимы с результатом всего двух сделок «Ак Барс» банка. Как признает исполнительный директор Центра развития исламской экономики и финансов Искандер Исхаков, пока в Татарстане не удается привлекать много средств с использованием исламских финансовых инструментов.

Отчасти Искандер Исхаков разделяет скепсис представителей коммерческих банков. С другой стороны, по его мнению, возможности исламских финансов в России далеко не полностью использованы. До введения санкционных мер были Европа, Америка, привычные рынки капитала, откуда средства удавалось привлечь проще и дешевле. Но в России сегодня проживает порядка 20 млн этнических мусульман, в том числе 2 млн — в Татарстане. Для них немаловажно, чтобы финансовые услуги, которыми они пользуются, соответствовали исламу. А если имеется спрос, появление предложения — вопрос времени. К примеру, количество клиентов работающего в Казани с 2011 года финансового дома «Амаль» составляет несколько тысяч — это малый бизнес и население. Клиентов было бы больше, но этот финансовый дом со своим размером капитала, находящегося в управлении, просто не может удовлетворить существующий спрос. Основная доля капитала финансового дома формируется за счет средств вкладчиков, но поскольку исламское финансирование — новый продукт, не каждый готов вложить деньги, зная, что существует риск убытка.

Есть и другая проблема: на различные форумы по исламскому банкингу приезжают специалисты по исламскому финансированию, они активно участвуют в дискуссиях, но не стремятся инвестировать создание исламских финансовых инструментов в Татарстане. «В России думают, что достаточно проводить исламские форумы и конференции, чтобы деньги начали поступать», — делает вывод Искандер Исхаков.

Шаг навстречу

Один из главных лоббистов исламского банкинга в Татарстане, теперь уже экс­глава Агентства инвестиционного развития РТ Линар Якупов, отметил, что имеется два варианта развития исламского финансирования. Первый — как в Казахстане, с помощью политической воли первого лица страны, через директивное принятие закона. Другой вариант, когда потихоньку начинает сформировываться практика применения исламских инструментов. Потом эту практику надо проанализировать и оформить через законодательство. «Мы идем по второму пути, — говорит Линар Якупов. — И Татарстан продвинулся в этом плане дальше других российских регионов. Но нельзя в полной мере привлекать инвестиции на механизмы, которые еще только отрабатываются. У нас до введения санкций до 90% инвестиционных проектов были связаны со странами Европы и Америки. Почему так произошло? В 90­х мы учились создавать банки в соответствии с западными стандартами. Мы перенимали их опыт, учились с ними работать. Вносились соответствующие изменения в российское законодательство. В результате мы создали эффективную правовую и инвестиционную среду, которая позволила нам работать с западными инвесторами. Сегодня мы стремительно разворачиваемся на Восток — Корея, Китай, Юго­Восточная Азия, Ближний Восток. Но необходимой правовой системы, которая бы позволяла нам работать с ними на полную мощность, пока нет».

Якупов напоминает, что исламские финансы регулируются иначе, имеются вопросы двойного налогообложения. Есть необходимость введения в российское правовое поле юридически закрепленной терминологии по исламским финансам. «Нужна стимуляция процесса внедрения исламских финансов, — считает Искандер Исхаков. — На данный момент в Татарстане нет такого партнера, который мог бы сопровождать операции по привлечению исламских инвестиций. В Великобритании, которая достигла серьезных успехов в исламском финансировании, работает порядка 22 исламских банков, из них 17 — подразделения традиционных банков. Это понятные организации с устойчивой репутацией, финансово надежные. Подобная финансовая инфраструктура располагает к притоку исламских инвестиций. В рамках существующего российского законодательства имеются возможности, конечно, ограниченные, использования исламских финансовых инструментов. Но банки не торопятся ими воспользоваться».

Банк России начал обращать свое внимание на механизм исламских финансов. В ответ на запрос Центробанка АРБ подготовила письмо «Об исламских принципах финансирования». В нем ассоциация предлагает признать доходы, полученные от деятельности с соблюдением исламских принципов, процентными по форме или предусмотреть возможность кредитования без процентов. Также АРБ предлагает пакет изменений в законодательство и надзорную практику для создания условий формирования исламского банкинга в России. В частности, можно предусмотреть облегченную процедуру регистрации прав собственности по исламским сделкам, а также привести налогообложение при продаже товаров в рассрочку с наценкой в целях финансирования к сопоставимому уровню налогообложения обычных банковских операций. Также в ассоциации считают, что неплохо бы было признать отдельный учет средств от осуществления исламских операций и обязать банки, действующие по исламским принципам, организовать отдельные дополнительные схемы учета рисков и создания резервов. Для исламских депозитов АРБ предлагает создать специализированные инвестиционные счета на базе банковских институтов без требования о возвратности и платности. По договорам аренды с последующим выкупом предлагается разрешить действующим по исламским принципам филиалам традиционных банков заниматься лизинговыми операциями. Для организации выпуска сукук, исламских облигаций, предлагается внести изменения в законодательство по ценным бумагам. Как ожидают аналитики, в 2014 году мировой объем исламского финансового рынка достигнет 2,1 трлн долларов, из которых 1,6 трлн составят банковские сделки. В Татарстане существует серьезная региональная банковская система, обращает внимание Искандер Исхаков. Здесь на базе таких банков, как «Ак Барс» банк, «Татфондбанк», «Интехбанк» мог бы быть реализован пилотный проект по развитию исламского финансирования.

Последние статьи

Популярные статьи

Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь на использование файлов cookies. Мы используем наши и сторонние cookie-файлы, чтобы улучшать качество наших услуг, получать статистические данные, отображать рекламу на основании посещенных страниц, а также обеспечивать взаимодействие с социальными сетями. Здесь вы можете получить более подробную информацию касательно нашей политики использования cookie-файлов и изменения настроек вашего браузера.