• Главная
  • Статьи
  • Поднимет ли начало нового года Исламские финансы на новый уровень?

Начало нового года по Хиджре и 2011 года могут или оставить все как и было ранее, или привести к скачку, который станет первым шагом для перевода глобальной индустрии Исламских финансов на качественно новый уровень, к чему, согласно заявлению премьер-министра правительства Малайзии Мохаммад Наджиб Тун Абдул Разака, он и стремится.

В устоявшемся взаимозависимом мире, восстановление мировой экономики и стабильность финансового сектора остаются хрупкими. Даже с принятием большинства положений нового соглашения Базель III, требования в отношении собственного капитала, систем раннего предупреждения, стресс-тестирования, управления рисками и финансовой стабильности все еще на стадии разработки. Даже там, где некоторые из вышеуказанных положений были приняты и применяются, продолжают происходить катастрофические банкротства банков, что ставит вопрос об обоснованности и эффективности некоторых из этих нормативов.

Так в случае Ирландии, Банк Ирландии действительно стал применять стресс-тестирование в отношении большинства банков страны, которые, кстати, прошли его с честью. Но вскоре последовал обвал и потребовалась международная поддержка ирландской банковской системы, а также помощь МВФ, Европейского центрального банка и Казначейства Великобритании, которые, получив средства на рынке, кредитовали ирландцев под более высокую ставку, хотя и на срок в 25 лет.

Исламский банкинг, практически не понес потерь в результате финансового кризиса, но непосредственно пострадал от воздействия кризиса на реальный сектор мировой экономики, особенно в тех странах, где находится основной бизнес. Таким образом, проблемы мировой экономики и финансовой системы имеют отношение и к Исламскому финансовому сектору как с внутренней стороны (с точки зрения структуры и системы), так и с внешней (с точки зрения инвестиционных и иных тенденций на мировых рынках).

Мнения специалистов по данному рынку в отношении его перспектив неоднозначны. Можно выделить непреклонных оптимистов, для которых исламский банкинг является скорее убеждением веры, отличным от альтернативной этической системы финансового менеджмента, со всеми вытекающими последствиями.

Также есть сторонники, которые ориентируются на благоприятную конъюнктуру, и чьи избитые фразы будут звучать до тех пор, пока все идет хорошо и ничто не угрожает их доходу.

Наконец, есть трудолюбивые прагматики, которые верят в исламские финансы не только из-за религиозных традиций (это касается не только Ислама), но поскольку они считают, и способны доказать, что исламское финансирование является в высшей степени работоспособной моделью, способной усилить экономическое развитие, создание акционерной стоимости и благосостояния, а также оказывать положительное влияние в вопросе социально-экономической справедливости.

Реальность, вероятно, в том, что развитие глобального исламского финансового сектора будет охватывать как сценарии 2011 года, концентрирующиеся на начавшемся еще в 2010 году неустойчивом восстановлении, так и связанные с первыми шагами в придании нового значения предложениям исламских финансов.

На микроуровне бизнес останется прежним: промышленность продолжит расти, банки останутся осторожными и сосредоточатся на основных направлениях бизнеса, что, в свою очередь, продолжит тормозить инновации, отчасти потому, что инновации стоят денег, а многие банки остались без наличных средств, или осторожны в кредитных и финансовых стратегиях.

На макроуровне все иначе. Существует «уязвимое место» глобальных Исламских финансов, которое в значительной степени игнорировалось в течение последних 30 лет. Есть дискуссии и вопросы, которые существуют, но не обсуждаются на большинстве глобальных форумов и конференций. Да, географическое расширение будет продолжаться за счет рынков, которые сейчас, по иронии судьбы, не являются основными. Они включают Ирландию, Люксембург, Великобританию, Южную Африку, Австралию, Францию, Россию, Индию, Эфиопию, Кению, Японию, Сингапур, Гонконг, Китай, Южную Корею, США и Канаду. Эти страны проводят действуют либо в рамках политики финансовой исключительности (что замечательно), или для привлечения потока инвестиций из столицы богатых стран-членов Исламского банка развития (ИБР), или для развития их центров в качестве места концентрации продуктов исламских финансов и рынка капитала.

Так что же это за «уязвимое место» глобальной исламской финансовой индустрии? Это отсутствие системного и структурного подхода к исламскому банкингу и финансам, который должен начинаться с государственной политики, руководства казначейством, принятия законов парламентами, финансовых вложений в образование и защиту потребителей. Заметное исключение это Малайзия и, в гораздо меньшей степени, такие страны, как Бахрейн, Турция и, возможно, Бруней.

Отраслевыми организациями, такими как Исламский Совет по финансовым услугам (IFSB) и Организация бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых институтов (AAOIFI), были сделаны первые шаги во введении пруденциальных, контрольных и бухгалтерских стандартов для глобальной отрасли. А там, где необходимо большее - они помогают в предложении и разработке политики, нормативно-правовой базы для исламских финансов, чтобы создать равные условия ведения бизнеса.

В настоящий момент эти структуры являются, в лучшем случае, временными и половинчатыми (за исключением Малайзии), что откровенно затрудняет деятельность любого сектора стремящегося принять участие в деле содействия глобальному экономическому росту и финансовой стабильности. Как может сектор перейти на качественно новый уровень, когда правительства и регуляторы одних из самых важных исламских финансовых рынков не считают нужным ввести отдельное регулирование, систему контроля и правовую базу для исламского банкинга, которые соответствовали бы его характерным особенностям? И это когда большинство аналогичных стран имеют или находятся в процессе принятия дуальной модели банкинга, при которой Исламская система работает бок о бок с традиционной - сотрудничая, но не обуславливая друг друга.

Перевод исламских финансов на новый уровень заключается не только в принятии политики, которая делает ставку на Исламский финансовый рынок в государственных и экономических программах преобразований, программах экономического развития, в компаниях связанных с государством, суверенных инвестиционных фондах, пенсионных и фондах социального страхования. Но и в том, чтобы дать исламским финансовым учреждениям, а также их акционерам и клиентам нормативно-правовую определенность, возможность охраны и защиты интересов посредством обращения к законам страны, которые должны не только работать, но и, что возможно не менее важно, выглядеть работающими. В настоящее время только Малайзия и некоторых промышленно развитые страны предлагают эту уверенность. Сегодня необходимо предметное обсуждение в глобальной сфере исламских финансов, а не попытки изобрести колесо в обсуждении таких вопросов, как: «Процентные платежи это риба или прибыль?», или «Исламский банкинг это долевое или долговое финасирование?», или «Должен ли существовать централизованной шариатский совет при центральном банке или достаточно специальных советов в самой отрасли?»

Правда в том, что исламские финансы, несмотря на впечатляющий рост глобальной отрасли в течение последних трех десятилетий, по-прежнему остаются замкнутыми и ограниченными - по-прежнему в значительной степени обращены к себе и к своим основным и непосредственным стейкхолдерам: акционерам, инвесторам и регуляторам. За пределами этой узкой парадигмы, вряд ли можно говорить о взаимодействии с другими столь же важными группами интересов: лицами, участвующими в определении правительственной политики, национальными казначействами и министерствами финансов, парламентскими комитетами финансов и группами защиты прав потребителей и надзора за деятельность компаний.

К сожалению, в этом секторе не привыкли думать о том, что находится за пределами «черного ящика», который отражает укоренившуюся ограниченности и замкнутость.

Эта замкнутость не ограничивается на уровне отрасли. Она очень часто проявляется и при разделе полномочий на уровне внутриригосударственных организаций, например между министерствами финансов и регуляторами, или между министерствами финансов и национальными ассамблеями, или даже между правительствами и религиозными организациями, как в провальной политике одностороннего и волюнтаристского навязывание Шариатским отделом Апелляционного суда в Пакистане исламизации банковской системы в стране, принятой несколько лет назад.

Это главы правительств стран-членов Исламского банка развития (ИБР), министры финансов или главы казначейств этих стран, парламенты и национальные собрания которые обсуждают, организуют голосование и ратифицируют соответствующие законодательные акты, а также объединения потребителей и надзорные организации.

Этот разрыв между политиками и индустрией исламских финансов захватывает дух.

Слабая осведомленность потребителей и неразвитость соответствующего образования отражает недостатки в проведении маркетинговой политики и разработке стратегии исламских финансовых институтов, которые, к сожалению, тоже попались на удочку профессионалов рекламы, некоторые из которых не брезгуют покупкой признания и коммерческих наград.

Вышеназванные недостатки – риски, создаваемые государсвенной политикой - это проблемы, о которых не осмеливаются говорить. Существует единственный способ начать диалог с ОИК, или ИБР, или IFSB - это создать Межпарламентский подкомитет по исламским финансам для содействия развитию связей и сотрудничества между парламентскими комитетами по финансам в мусульманских и немусульманских странах в области социальной ответственности, этики и исламских финансов. Это может быть важной ступенью на пути к другим возможностям взаимодействия как с точки зрения развития мирового рынка, так и в устранении непонимания природы явления и вытекающих из него опасений в отношении исламских финансов в мусульманских и немусульманских странах.

По материалам arabnews.com

Перевод: Ишматов Рустам.

Последние статьи

Популярные статьи

Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь на использование файлов cookies. Мы используем наши и сторонние cookie-файлы, чтобы улучшать качество наших услуг, получать статистические данные, отображать рекламу на основании посещенных страниц, а также обеспечивать взаимодействие с социальными сетями. Здесь вы можете получить более подробную информацию касательно нашей политики использования cookie-файлов и изменения настроек вашего браузера.