Благодаря высоким ценам на нефть суверенные фонды по размеру активов обогнали хедж-фонды и фонды прямых инвестиций, вместе взятые. А кризис сделал их желанными инвесторами в доселе недоступные объекты. Но череда неудачных сделок в Европе и США заставила их внимательнее подходить к объектам инвестирования. В результате фонды стали все больше смотреть на восток.

В марте 2012 г. под управлением суверенных фондов было $4,96 трлн., подсчитали эксперты Sovereign Wealth Fund Institute (SWF Institute). К началу года, по версии Dow Jones, этот показатель составлял $4,8 трлн, тогда как активы хедж-фондов и фондов прямых инвестиций составляли $1,8 трлн и $2,6 трлн. соответственно. За неполные пять лет объем средств суверенных фондов вырос более чем наполовину. Публичности такие фонды не любят.

Средства под управлением самого большого из них — Abu Dhabi Investment Authority (учрежден в 1976 г.), по разным оценкам, составляют от $400 млрд. до $800 млрд. Самый старый из суверенных фондов — Kuwait Investment Authority — был основан в 1953 г. В 2011 г. о создании суверенных фондов сообщили Италия, Нигерия, Папуа — Новая Гвинея и Монголия, в начале этого года Габон решил учредить новый фонд.

Спасатели банков

Богатство суверенных фондов во многом результат роста цен на нефть в предкризисные годы. В 2003 г. баррель нефти [баррель нефти] Brent в среднем стоил $28,48, в 2006 г. — $66,11, летом 2008 г. цена достигала $147,5 (данные Thomson Reuters). К началу финансового кризиса 2008 г. у суверенных фондов было и желание, и возможности инвестировать.

imgНаступление кризиса подогрело спрос на эти деньги. Глобальные банки начали списывать «токсичные активы», возникли трудности с ликвидностью и капиталом. Регуляторы требовали увеличить капитал, а в некоторых случаях и найти покупателя. Связи с ближневосточными инвесторами и их деньги оказались кстати.

В 2007 г. фонд Абу-Даби инвестировал в Citi $7,5 млрд, китайский CIC заплатил $5 млрд за 9,9% Morgan Stanley, сингапурская Temasek — $4,4 млрд. за 9,5% Merrill Lynch и $3 млрд. за 2,1% Barclays, Dubai International Financial Center Investments — $1,8 млрд. за 2,2% Deutsche Bank.

В декабре 2007 г. Singapore Investment Corporation (GIC) выделила $9,7 млрд UBS, в 2008 г. — еще $14,4 млрд, а Citi — $6,8 млрд. Инвестиции в UBS принесли сингапурскому фонду убыток, инвестиции в Citi — прибыль. На сентябрь 2011 г. потери GIC по инвестициям в UBS составляли $7,4 млрд. (данные Bloomberg). Часть пакета в Citi сингапурцы продали в 2009 г., заработав на этом $1,6 млрд. В 2009 г. Temasek продавала акции Bank of America и Barclays — с убытком.

Акции Citi принесли прибыль и кувейтскому фонду. В 2009 г., через два года после покупки акций Citi на $4,1 млрд, Kuwait Investment Authority сообщил, что заработал $1 млрд. Доходность этой инвестиции составила 37%. Фонд Абу-Даби, инвестировавший в 2007 г. в Citi $7,5 млрд., в итоге с ним судился. Фонд обвинил банк в предоставлении неверной информации, потребовал сделку отменить и выплатить ему $4 млрд., сообщает Reuters. В суде первой инстанции фонд проиграл и позже это решение оспорил.

В 2008 г. инвестфонды Катара и Абу-Даби предоставили 7 млрд. фунтов Barclays, который хотел выжить в кризис без госпомощи. Акционеры Barclays были вне себя — банк согласился платить по нотам 14% годовых, и инвесторы внакладе не остались. Шейх Мансур (Shaykh Mansur), член правящей семьи Абу-Даби и владелец футбольного клуба Manchester City, купил ноты банка на 2 млрд. фунтов и менее чем за год заработал на них 1,46 млрд. фунтов. По данным Reuters, в целом инвестиция в Barclays принесла Абу-Даби 3 млрд. фунтов.

В 2010 г. фонд Катара купил за $2,72 млрд бразильский бизнес испанского Santander, еще 500 млн. евро получили от фонда греческие EFG Eurobank и Alpha Bank, находящиеся в процессе слияния.

Дорогой ценой

По оценке ООН, ближневосточные суверенные фонды — Саудовской Аравии, Кувейта, Катара и Абу-Даби — только в 2008 г. из-за кризиса потеряли $350 млрд. Сохранить активы на уровне предыдущего года им удалось лишь благодаря вливаниям новых средств правительствами. Сильнее всего пострадал Abu Dhabi Investment Authority (ADIA) — его убытки составили $183 млрд. Kuwait Investment Authority (KIA) зафиксировал убыток в размере $94 млрд, Qatar Investment Authority (QIA) — $27 млрд., Saudi Arabian Monetary Agency (SAMA) — $46 млрд.

«Недавний коллапс на рынке недвижимости и фондовом рынке принес суверенным инвестиционным фондам большие убытки, но также открыл инвестиционные возможности», — говорится в докладе ООН.

Урок 2008 г. запомнился. В 2009 г. суверенные фонды, результаты которых отслеживает SWF, совершили 113 инвестиций на сумму $68,8 млрд, что на 40% меньше, чем в 2008 г. В финансовом секторе в 2009 г. было 28 инвестиций на $10,2 млрд. по сравнению с 49 сделками на $81,7 млрд. в 2008 г. В секторе недвижимости активность фондов упала вдвое. Фонды переключили фокус внимания на другие секторы, в первую очередь на энергетику, добывающие отрасли и машиностроение. Но, несмотря на кризис, Европа оставалась основным рынком для фондов — 42,5% от $29,2 млрд. По оценке ООН, в 2009 г. потери суверенных фондов составили $200 млрд.

Холодный прием

Больше всего суверенные фонды любят инвестировать в британские активы — на них приходится 17% их глобальных вложений. Великобритания никогда не препятствовала ближневосточным инвестициям. В 2007 г. крупнейшими акционерами Лондонской фондовой биржи (LSE) стали суверенные фонды Кувейта и Катара, катарскому фонду также принадлежит универмаг Harrods.

picturВ континентальной Европе активности суверенных фондов в кризис были рады меньше. В 2008 г. президент Франции Николя Саркози пообещал обеспечить французским компаниям защиту от них. «Не должно случиться, чтобы Франция не могла ответить на растущую мощь чрезвычайно агрессивных суверенных фондов, которые следуют исключительно экономической логике, — заявил Саркози. — Франция должна защитить свои компании и дать им возможность развиваться и защищать себя» (цитата по Reuters).

В том же 2008 году Германия приняла закон, требующий одобрения парламентом всех прямых иностранных инвестиций при продаже неевропейским инвесторам более 25% капитала немецкой компании.

В 2010 г. дружба с ливийскими инвесторами дорого обошлась гендиректору итальянского Unicredit Алессандро Профумо (Alessandro Profumo). Ему пришлось подать в отставку, когда обнаружилось, что совокупная доля ливийского нацбанка и суверенного фонда в капитале банка достигла 7,6%.

С ведрами по миру

Причин для снижения спроса на деньги суверенных фондов нет — в Европе новый кризис, 30 местным банкам нужно привлечь в капитал дополнительные 115 млрд. евро. «Если вы думаете, где в мире найти прозрачные ведра, полные денег, то в большой степени они сосредоточены на Ближнем Востоке», — сказал ameinfo.com директор банковской группы Emirates NBD Гэри Дуган (Gary Dugan). Можно поговорить о сингапурском правительстве или еще о нескольких суверенных фондах, добавляет он, но обращаться за деньгами в Великобританию смысла нет, и в США тоже, потому что там, вероятно, нет ликвидности ни у одного из государственных пенсионных фондов.

Ближневосточные фонды предложили несколько программ поддержки странам еврозоны, отмечает Дуган. За помощью обращались, например, португальцы и ирландцы, рассказывает он, и «эти страны приходили не как еврозона, а как индивидуальные страны».

Далеко не факт, что суверенные фонды будут помогать странам еврозоны переживать нынешний кризис и дальше. «Тратить суверенные ближневосточные деньги на спасение Греции было бы очень плохой идеей, — утверждает банковский аналитик Rasmala Investments Радж Мадха (Raj Madha). — Решать, помогать ли Греции, должны Германия и Европа, а для третьей стороны тратить свое благосостояние без веской причины смысла не имеет».

В прошлый кризис совершались конкретные сделки, по которым можно было получить дисконт к рыночным ценам, вспоминает Дуган. «Было много удачных сделок, — отмечает он, — особенно повезло катарцам, которые получили хороший доход». Но сделки, которые заключаются в последнее время, по словам Дугана, совершаются по рыночным ценам, а ближневосточные инвесторы будут заинтересованы в покупке активов только при дисконте.

Суверенный фонд Катара в последние несколько лет был активен на европейском рынке. Помимо кризисных инвестиций QIA вложил $20 млрд в акции немецких автоконцернов Porsche и Volkswagen, купил легендарный Harrods и участвует в СП на покупку лондонской Олимпийской деревни, сообщает The Middle East Time. В конце марта стало известно о переговорах правящей семьи Абу-Даби с Royal Bank of Scotland (82% капитала в госсобственности). Британское правительство ищет покупателя на акции, которые сейчас находятся в его собственности. В том числе обсуждалось, что суверенный фонд Абу-Даби инвестирует в банк 10 млрд. фунтов ($16 млрд).

Однако сейчас фокус инвестиций все больше смещается с запада на восток. В конце января Катар впервые посетил премьер Госсовета Китая Вэнь Цзябао (Wen Jiabao) . Во время его визита было подписано соглашение на $10 млрд. об учреждении СП с китайской CNPC и Royal Dutch Shell, а также контракты в финансовом секторе и торговле. Аналогичные соглашения у Катара уже есть с Японией, Южной Кореей, Филиппинами, Вьетнамом и Шри-Ланкой.

Вместе с нами

Один из ближневосточных суверенных фондов готов вкладывать во все сделки Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Для «этого большого суверенного фонда» это будет «самая большая инвестиция в фонд», рассказал гендиректор управляющей компании РФПИ Кирилл Дмитриев. Арабский фонд, по словам Дмитриева, во все сделки будет заходить на 10—20% их объема. Но в наиболее интересные сможет вносить деньги дополнительно — например, в 3 или 5 раз больше, чем РФПИ. Лимита на инвестирование у них нет, но сам РФПИ не хочет доводить размер автоматического входа до более чем 30—40% от общего объема инвестиций.

Выбор управляющего

Алексей Улюкаев, первый зампред ЦБ:

— Как практикующий управляющий одного из самых больших инвестиционных портфелей в мире (более $500 млрд.), берусь утверждать, что сейчас нет и скорее всего уже не будет класса активов, позволяющих инвестировать объемы средств национальной накопительной пенсионной системы с приемлемым риском и такой доходностью, которая обеспечивает реализацию накопленных пенсионных прав (для современных накопительных пенсионных систем это не менее 7% годовых на длинном инвестиционном горизонте при гарантированном сохранении основного капитала).

Последние статьи

Популярные статьи

Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь на использование файлов cookies. Мы используем наши и сторонние cookie-файлы, чтобы улучшать качество наших услуг, получать статистические данные, отображать рекламу на основании посещенных страниц, а также обеспечивать взаимодействие с социальными сетями. Здесь вы можете получить более подробную информацию касательно нашей политики использования cookie-файлов и изменения настроек вашего браузера.